Смотреть фильмы и

Чемодан :: Литература :: Сергей Довлатов

Дата публикации: 2017-05-20 19:14

Еще видео на тему «Смотреть фильм зимние костры по роману джоанны линдсей»

И когда меня вовсе уверили в том, — А теперь понимаю, что лгали, — Я шагнул через реку убогим мостом И застыл над ее берегами,

Читать онлайн - Рублева Юлия. и пустыня

– Нет у меня сотрясения мозга, – громко сказал Плетнев, который понятия не имел, есть оно или нет, и открыл глаза. – Объясните мне, что произошло.

Лев Копелев. И сотворил себе кумира

– Еще бабушка сказала, что гранаты в этом году очень хороши, но она не будет их пересылать, привезет сама. Потому что никому не может доверить такую ценность.

Дневник Домового. Все части.

– Я думала, никто не догадается, – бормотала она ожесточенно. – Да никто б и не догадался, если б не ты!.. Откуда ты только взялся на мою голову, провались ты к чертовой матери!..

И любовь моя, зная, что путь перекрыт И ни входа, ни выхода нет, То двухлетним ребенком рыдает навзрыд, То ругается матом, как дед, То трепещет, как путник в безвестном краю, На пустынной дороге в отчизну свою Наступающий в собственный след.

На всякий случай они еще поискали в траве и глупо пооглядывались в тесном проеме между наружной и внутренней дверью. В проеме ничего не было, кроме прибитой на стене вешалки с пыльным меховым треухом.

И если даже в гнилой закат подмешают охру И к власти придет осмысленный индивид, И если им буду я, и даже если я сдохну, — Все это меня не особенно удивит.

Так мир кидался когда-то с порога навстречу мне. Вся роскошь воды и суши, как будто в последний раз, Ломилась в глаза и уши: запомни и нас, и нас! Как будто река, запруда, жасмин, левкой, резеда — Все знали: вырвусь отсюда не знали только, куда. Меж небом, водой и сушей мы выстроим зыбкий рай, Но только смотри и слушай, но только запоминай! Я дерево в центре мира, я куст с последним листом, Я инвалид из тира, я кот с облезлым хвостом, А я — скрипучая койка в дому твоей дорогой, А я — троллейбус такой-то, возивший тебя к другой, А я, когда ты погибал однажды, устроил тебе ночлег — И канул мимо, как канет каждый. Возьми и меня в ковчег!

Плетнев босиком скатился с крыльца. Коза покосилась на него и опять сунулась в куст. Хрустнули ветки, и мокрые гроздья цветов закачались.

– Сто раз я тебе говорила. – Дочь потерла лицо и сорвала с головы бейсболку с косынкой. Плетнев проводил глазами диковинную надпись на английском языке. – Не таскай ты ничего в деревню! Зачем тебе здесь жемчужные серьги?! Нет, тащит и тащит!